АЛВАРД ВАРДАНЯН: ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГЕРОЯ

  30-11-2012, 01:46 1316 / 1 | Категория: История
АЛВАРД ВАРДАНЯН: ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГЕРОЯ


Мы любим говорить о том, что история Армении богата героями и истинными патриотами. Но кого мы видим, кого знаем, и о ком помним? Мы знаем о не отслуживших в армии «военных гениях», которые бьют себя в грудь и грозятся дойти до Баку; мы постоянно сталкиваемся «патриотами», чья смелость и любовь к родине ограничиваются пустым трепом в социальных сетях и абсолютно идиотскими измышлениями о нации и национальных ценностях; мы знаем о «героях», чья смелость проявляется лишь в «доблестной» борьбе с теми, кто не похож на остальных; у нас постоянно перед глазами мелькают «националистически настроенные активисты», интеллекта которых хватает лишь на то, чтоб кинуть в кого-нибудь помидором или сжечь чей-то флаг. Но истинных героев, Людей с большой буквы мы забываем, а о существовании многих, к сожалению, в большинстве своем даже не знаем.

Алвард Варданян…. Это имя, к нашему общему стыду, многим ни о чем не скажет. Имя этой женщины, пожертвовавшей всем и отдавшей свою жизнь за нашу с вами свободу и безопасность, упоминается лишь в некоторых публикациях о Карабахской войне, нет фотографий этой смелой женщины, а ее историю знает лишь ограниченный круг людей. Она отдала свою жизнь за нас и была предана нами забвению…


Алвард Варданян родилась 11 октября 1948 года в селе Золакар Мартунийского района. Семья Варданянов была одной из самых уважаемых в селе, ее отец – Левон Варданян, был заслуженным учителем химии. Впоследствии она стала учительницей армянского языка и литературы.

«Это была высокая, красивая женщина, внутренняя сила которой внушала восхищение. Но многие из нас ее боялись», - говорит об Алвард одна из ее учениц.

«Алвард Варданян была человеком с большой буквы. Алла была женщиной лишь физически, по характеру она была, как мужчина. Она была очень отважным и бесстрашным человеком», - так характеризует Варданян ее родственница Гоар Аветисян.

В свою очередь, лидер Объединения «Национальное самоопределение» Паруйр Айрикян отмечает: «Алвард была из тех, кто не переносил несправедливости. Алвард выделялась своими умственными способностями, верой, уверенностью и патриотизмом».

Последние пять лет своей жизни Алвард Варданян проработала в школе им. А.П. Чехова в Ереване. Как вспоминает занимавшая в те годы должность директора школы Мэри Алексанян: «Она была хорошим педагогом, знала свое дело и очень любила детей. Она была первой, кто ввел в нашей школе культуру начинать урок армянского языка с армянской молитвы. Но в целом, мы не находили в ней ничего особенного, со школьным коллективом она так и не свыклась. Лишь потом мы поняли, что все ее мысли были заняты другим, мыслями она была в Карабахе». В Карабах Алвард Варданян ездила при любой возможности – выходные, каникулы и проч., отмечает экс-директор, однако о ее решении взять в руки оружие и бороться за свободу Карабаха не знал в школе никто. «Мы узнали об этом лишь после ее гибели», - вспоминает Алексанян.

По словам боевого товарища Алвард Варданян - Родена Погосяна: «Она была очень открытым человеком, с ней было очень легко в общении. После пятиминутного разговора, казалось, что мы были давними знакомыми. Вот таким человеком была Алвард…». Погосян прекрасно помнит первый день знакомства: «Я проводил учения с парнями в Лачине, когда издалека заметил направляющийся в нашу сторону белый автомобиль… Я приказал ребятам спрятаться за деревья, и когда автомобиль подъехал, получилось так, что он оказался в окружении. Это были Паруйр Айрикян, и, кажется, Ашот Навасардян. Вместе с ними из автомобиля вышла Алвард. Я подумал, что это подруга, сестра или жена кого-то из прибывших, но Айрикян сказал, что это не так и что он привез ее сюда остаться. Я очень удивился, подумав, что ей – представительнице прекрасного пола, делать здесь? Потом, я узнал, что она приехала помочь с процессом заселения беженцев и учреждением школы. Я видел в ней большой потенциал. В те годы, поток беженцев из Арцаха в Армению был велик: из Мартакерта, Адрута и т.д. Алвард говорила, что когда школа откроется, она будет преподавать детям беженцев. Она пожертвовала собой во имя этой цели». Вспоминая Варданян, Погосян также отмечает: «Я знал Алвард, как сильного духом и патриотичного человека. Помню, раз повел я парней учиться стрелять. Некоторые не умели применять оружие. Алвард настояла на том, чтобы пойти с нами, несмотря на мои возражения. Она говорила, что тоже хочет научиться и все увидеть. Ну, я повез ее с нами, начал тренировать парней. Мы организовали своего рода учения, учились стрелять, переходить через реку и т.д. Алвард мне сказала: «Рудо, не воспринимай меня как женщину, и, прошу, мучай меня, как всех. Если я решила сюда прийти, то отдавай мне те же приказы, что и другим». Вот таким человеком она была, не боялась трудностей. Она была, как настоящий товарищ».

29 июля 1992 года – последний день в жизни Варданян: «Алвард проявила себя, как хороший боевой товарищ»

Тот трагический день Роден Погосян не может вспоминать без боли в голосе. «Насколько я помню из Франции прибыли врачи, привезли для нас медицинские препараты, топчаны и т.д. Мы сидели, один из парней пришел и шепнул мне что-то на ухо, я встал и попрощался со всеми, кто сидел за столом. Я собирался ехать в одно из сел Лачина и сразу же вернуться обратно, но несколько наших парней из Сюникского ополчения настояли на том, чтобы поехать со мной. Мы на двух автомобилях, кажется, в каждом по 4 человека, собирались уже в путь, когда Алвард также настояла, чтобы поехать с нами. Я пытался ее переубедить, но безуспешно. Она села в машину, и мы отправились в путь. Хочу отметить, что в это время, наш противник уже окружил это село, и когда мы въезжали, они открыли нам путь и снова окружили его. Я понял это уже потом…. В селе у нас был опорный пункт – телевышка, где дежурили наши парни. Я поднялся к ним, поздоровался, расспросил, как прошла ночь и какова ситуация. В это время Алла стояла на расстоянии в несколько шагов от меня. Мы находились там приблизительно 15 минут, затем к нам присоединились еще трое наших парней, в том числе Гурген из Сюникского ополчения, который в этот день также погиб. Он подошел ко мне, обнял меня и в этот момент противник начал стрелять в нас со стороны леса. Я опрокинул Гургена, чтобы тот упал, и мы начали отдавать всем приказ лечь на землю, спрятаться за камни и т.д. Алвард находилась на расстоянии 3 метров справа от меня.

Противник начал оказывать психологическое давление – они громко кричали, свистели и смеялись, чтобы сломить дух наших парней. С первых же минут у нас были потери, так как мы стояли на вышке. Противник же стрелял из леса, и его не было видно. Когда они начали стрелять со всех сторон, я понял, что мы оказались в окружении.

Алвард боролась с противником, противостояла ему, и я постоянно следил за ней. Она стреляла и убивала противника. Я не был хорошо знаком с Алвард в жизни, но на поле боя она проявила себя отлично. Несмотря стрельбу, увиденные смерти и психологическое воздействие, которое оказывал противник, она боролась спокойно, без всякой паники. Однако приблизительно через 15 минут Алвард была убита. Я был на небольшом расстоянии от нее, я прикоснулся к ней и понял, что она уже умерла.

Бой продолжался несколько часов. Мы попытались открыть коридор, чтобы вывести людей. На телевышке нас было около 10-12 человек, где-то 7 были убиты. У нас не было ни рации, ни другого способа сообщить, чтобы к нам прибыло подкрепление. Немногие спаслись, и все они были ранены, в том числе и я».

На следующий же день, рассказывает Погосян, члены Сюникского ополчения вновь отправились в село, чтобы вернуть тела павших товарищей. Но то, чему они стали свидетелями, даже спустя годы вызывает дрожь в голосе Погосяна. «Алвард живой не попадала в руки противника, но он показал свое истинное лицо. В любом бою необходимо уважать противника, и с уважением относиться к телу убитого врага, так как на его месте можешь оказаться ты. Но животное не может вести себя по-человечески», - прерывающимся голосом отмечает он. Погосян отмечает, что в годы войны азербайджанские военные глумились на телами убитых противников, и Алвард Варданян не стала исключением. Видавшему виды ветерану Карабахской войны с трудом удается говорить, когда он вспоминает, что сделали с телом Алвард азербайджанские изверги. «И в случае с Алвард турок показал свое лицо. Ее тело…», - глубоко вздыхает Погосян. «Тело было изуродовано…сильно изуродовано», - с трудом продолжает Роден, - «Наш противник не имеет права называться человеком…».

По просьбе родственников Алвард, ее не похоронили в «Ераблуре». Тело Алвард придали земле в Золакаре. После ее смерти был опубликован сборник ее стихов. В 1998 году школа №2 Золакара была названа в честь Алвард Варданян.

ARMENIA Today


Поделиться
 (голосов: 4)
Автор: HSMVMALA | Комментарии [1]

Комментарий #1 Добавлен: 28 марта 2015 13:22

Кандилян Нжде
Group: Посетители
Joined: 21.03.2010
Posts: 0
Comments: 1
ICQ: --
Это моя родная тётя
http://dg50.mycdn.me/getImage?photoId=173700771797&photoType=0

http://ok.ru/group/44736513310933

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.