ОН СТРЕЛЯЛ В ФАШИСТОВ И... УБИВАЛ ТУРОК

  1-11-2010, 14:53 1129 / 0 | Категория: Литература, Воины Армении
Он стрелял в фашистов и… убивал турок

Откуда черпает силы человек, когда совершает сверхъестественные поступки, априори превосходящие человеческие возможности? Какая сила движет им, что придает ему мужество и отвагу? Армянская присказка гласит: «Бог создал горе и возложил его на горы. Но горы не выдержали, начали прогибаться. И тогда Бог избавил горы от горя и возложил его на человека». Слабого человека горе легко ломает, сильного – никогда.
Мой рассказ о сильном Человеке, мужественном Армянине
и бесконечно преданном Родине Патриоте.

Гарегин Степанович ХАЧАТРЯН. Родился в 1910 году, в родовом доме, в селе Тикнис, что недалеко от Карса. В большой, преисполненной любви и надежды семье. Но надеждам не суждено было сбыться. Ибо Карс, древний армянский город с удивительно армянской архитектурой, с 1915-го по 1920-й год стал ареной боев, Геноцида армян, новых боев и нового Геноцида. Семья Хачатрян, оказавшись в гуще этих событий, окропила своей кровью святую армянскую землю. Не стало еще одного армянского очага. Родители Гарегина пополнили собой страшный список из полутора миллионов невинно убиенных армян. И все же им повезло больше, чем сотням тысяч других армян. Гарегин и три его малолетние сестры выжили: отступающие армянские отряды прихватили с собой малолетних сирот.

ОН СТРЕЛЯЛ В ФАШИСТОВ И... УБИВАЛ ТУРОК

Так в Гюмри, тогда еще Александрополе, оказались четверо голодных, оборванных, измученных армянских ребенка. Судьба улыбнулась им во второй раз: в Гюмри они встретились с близкой родственницей отца, тетей Софьей, которая работала в приюте для сирот. Тетя Софья, сама недавно проделавшая горький путь беженства, привела детей в американский приют для сирот. Вот так, на спасшемся клочке Армении нашли спасение дети Степана из Карса.

Шли годы, Гарегин вырос, покинул стены приюта, закончил рабфак и поступил на геолого-географический факультет Ереванского государственного университета. Там, в стенах университете, он познакомился с сокурсницей, прекрасной юной Шамик, тоже беженкой из Карса. Судьба Шамик практически повторяла судьбу Гарегина: турки убили ее отца, брата и сестру. Так же, как Гарегин, она, крохотная девчушка, бежала от ятагана, так же, как и Гарегин, с самого детства познала горечь сиротства. В первый же год жизни в свободной части Армении Шамик потеряла и мать.

Что привлекло молодых друг к другу, сегодня трудно сказать. Возможно, общая судьба, а возможно, неукротимая жажда жизни. Хотя, скорее всего, они узрели друг в друге то, что другим не дано было увидеть: любовь, верность, одухотворенность… Так или иначе, Гарегин и Шамик поженились. Откровенно говоря, я долго не мог выбрать, рассказать ли о большой любви Гарегина и Шамик, или об армянском интеллигенте и воине Гарегине? И то и другое достойно того, чтобы служить примером нашим детям.

У Гарегина и Шамик родились двое детей – Елена и Степан – когда началась война. Это была война не с турком – на Советский Союз напала гитлеровская Германия – но все знали и понимали: если Гитлер добьется значимых успехов, то Турция обязательно нападет на СССР. Опасность турецкого ятагана вновь нависла над армянским народом. Это обстоятельство, кстати, стало мощнейшим стимулом для армян, массово записывавшихся добровольцами в Красную Армию. Защитить СССР от фашизма означало для армян спасти Армению от турок.

ОН СТРЕЛЯЛ В ФАШИСТОВ И... УБИВАЛ ТУРОК

Понимал это, естественно, и Гарегин Хачатрян – директор школы села Шахназар Калининского района Армении. И он, имеющий броню, защищающую от призыва в армию, потребовал, чтобы его призвали на фронт. «Кто, если не я, должен защищать Родину? Кто, если не я, должен пожертвовать жизнью во имя того, чтобы наши дети не стали вновь сиротами?», - аргументы молодого директора школы Гарегина Степановича были железными. И он отправился на фронт.

Начальный этап Отечественной войны был для СССР крайне тяжелым: армия отступала, сдавая врагу город за городом, село за селом. Во время одного из таких отступлений, в Крыму, полк, в котором служил Гарегин, был разбит, а сам он, вместе с пятнадцатью воинами, оказались в тылу врага. Будучи старшим по званию, Гарегин Хачатрян приказал бойцам готовиться к прорыву линии фронта. При этом он потребовал от каждого сохранить последний патрон. «Мы не имеем права попадать в плен», - таково было требование командира.

Прежде чем приступить к операции по возвращению к своим, решено было произвести рекогносцировку местности, разведать слабые места противника. Вызвавшийся добровольцем молодой лейтенант должен был попробовать перейти линию фронта первым, а потом, в случае удачи, следом за ним двинется весь отряд. Сегодня нам не известно, кому пришла в голову мысль написать письмо домой и отправить его с лейтенантом, но все 15 человек написали родным письма, которые лейтенант должен был отправить по адресам. Написал письмо и Гарегин Хачатрян... В стихах…

Читаю строки этого письма и все пытаюсь разобраться: откуда, из какого благословенного источника черпал беженец и сирота волю к победе? Какая сила породила в нем, лишенном тепла ласковых рук и задушевных колыбельных песен матери, столь великую всепобеждающую любовь? Как находящемуся в окружении врага Воину Гарегину удалось объединить в одном письме безмерную любовь и неодолимую силу армянского патриота? Какая генетическая программа помогала ему – некогда беспомощному и обездоленному сироте – верить в то, что армянский пахарь непременно споет на склонах Арарата наш вечный Оровел? Верить, или знать? Наверное, все же знать, как теперь знаем это мы. Гарегин знал это, как знал и то, что наш Оровел обязательно вознесется гордым победным кличем над освобожденным Арцахом.

ОН СТРЕЛЯЛ В ФАШИСТОВ И... УБИВАЛ ТУРОК

Познакомьтесь, друзья, с письмом армянского Воина в нашем корявом подстрочном переводе. Проникнитесь духом армянского Воина, для которого Семья и Родина составляют единое нераздельное целое, известное миру как Армения.

16 нас всего осталось,
Из моих друзей многие погибли,
И большей части нет.
Отступающей армии мы кусочек
И в окружении.
Шамик джан, прелестная хозяйка,
Помни эти мои слова:
В окружении мы, горсть воинов,
Окружены, как врагом, так и морем.
Дороги нет,
Для нашего освобождения остается лишь один выход:
Прорвать фронт.
Но если мы и это не сможем,
Значит нашим будет последний патрон.
Молодой мой воин один идет
Переходить фронт.
Пусть Господь убережет его,
Пусть сопровождает его Богоматерь,
Апостолы ему в помощь,
Светящая звезда ориентиром пусть станет ему,
Перейти фронт и дойти до наших.
Если ты получишь это мое письмо,
Значит, пусть еще одна мать совершит жертвоприношение.
Шамик джан, нераздельная подруга моей жизни,
Да буду я жертвой солнцу твоему,
Тридцать три весны видел я,
Крайне мало шансов спастись,
Мы все сделаем, чтобы спастись:
Мне остается отдать лишь один приказ:
ПРОРВАТЬ ЛИНИЮ ФРОНТА,
НО БЕРЕЧЬ ПОСЛЕДНИЙ ПАТРОН,
О плене речи не будет.
Помни, возможно, это мое последнее слово,
Я любил тебя, и буду всегда любить безграничной любовью,
И на том свете.
Очень трудна будет твоя жизнь в одиночестве,
Но может это – доля сироты?
Одно лишь остается:
Гордо и с честью в этой жестокой жизни,
Нести наш крест.
Детям моим передаю завет:
ЛЮБИТЕ МАТЬ БЕЗГРАНИЧНОЙ ЛЮБОВЬЮ,
НО БОЛЕЕ ВСЕГО – РОДИНУ-МАТЬ.
Помните: ваш отец на фронт
Добровольцем ушел,
Чтобы оттуда вас от турок спасти.
Помните: вы – внуки Степана из Карса,
Вы – дети беженцев-сирот.
Ваши отец и мать родом из Карса,
Маленькие сироты Большой Резни армян.

Не забудьте этого, любимые дитяти
А когда наступит чудное мгновение
КОГДА НА СКЛОНАХ МАСИСА ВЫ ЗАПОЕТЕ ОРОВЕЛ
ВСПОМНИТЕ ОТЦА СВОЕГО:
ВМЕСТЕ С ВАМИ И ОН ЗАПОЕТ НАШ ОРОВЕЛ.
Если и вам не выпадет счастья
На склонах Масиса спеть Оровел,
Завещайте это моим внукам,
А они своим внукам.
Скажите, ваш дед не успокоится,
Пока не услышит ваш Оровел.
И ПОМНИТЕ, ЧТО БЕЗ СИЛЫ НИКОГДА НЕ БУДЕТ
НИ СПРАВЕДЛИВОСТИ, НИ СВОБОДЫ.
БУДЬТЕ ВСЕГДА СИЛЬНЫМИ, ЗНАЮЩИМИ И ДОБРЫМИ
И КРЕПКО ЛЮБИТЕ ЗЕМЛЮ РОДНУЮ.
Я не пожалею о жизни своей
И положу ее на алтарь великой Победы:
Дай Бог, чтобы я вновь вас увидел,
Крепко прижал к груди и горячо поцеловал.
Безгранично теплыми поцелуями,
Твой Гарегин


Крым, Керчь, 1942 год.

Мне остается лишь добавить, что отряду Гарегина удалось прорвать фронт и выйти из окружения. Он продолжал геройски воевать, стрелять в фашистов и… убивать надежду турок утолить жажду по армянской крови, был тяжело ранен и выхожен в госпитале женой – Шамик Оганесовной, на крыльях любви примчавшейся к раненому мужу.

ОН СТРЕЛЯЛ В ФАШИСТОВ И... УБИВАЛ ТУРОК

После войны Гарегин Степанович вернулся к любимому делу – воспитанию молодого поколения армян. Воин Гарегин вновь стал учителем, директором школы в Ереване. И главное, чему он учил своих многочисленных воспитанников, это умение любить Родину.

Гарегин Степанович Хачатрян умер от старых фронтовых ран совсем молодым, в 58 лет. Но разве прожитыми годами измеряется след человека в этой жизни? Единственный выживший сын погибшего от турецкого ятагана Степана из Карса, Гарегин сумел возродить род, вырастить прекрасных детей, ныне служащих армянской науке, воспитать тысячи армянских детей... Кто-нибудь сомневается в том, что ученики Гарегина Степановича пели Оровел в Арцахе? Кто-нибудь сомневается в том, что дух Воина Гарегина витал над нашими Воинами в Арцахе?

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН
www.Voskanapat.info

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

СИМОН "ДЕД" АЧИКГЕЗЯН

АРАМ МАНУЧАРЯН

КОМАНДИР СЕКРЕТНОГО ВЗВОДА "X"

Гагик Степанян / Hetanos Gago

Блиндаж

БОРЯ

Войнами не рождаются, войнами становятся!

Одна на всех победа

Рожденный быть героем

Воин света - ГАГИК ГИНОСЯН

Петрос Гевондян "Пето"

ЗВЕЗДА МОНТЕ

Гагик Степанян (Язычник Гаго)

АРЧ

A Story of People in War and Peace

Сын и Отец

ПУНКТЫ И ПОДПУНКТЫ АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО АБСУРДА

ОСТРОВ НАДЕЖДЫ


Поделиться
 (голосов: 7)
Автор: admin | Комментарии [0]

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.